Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Морального права делить людей на бедных и богатых у меня нет

Морального права делить людей на бедных и богатых у меня нет
Фото из личного архива Марии Недобежкиной
Ивановский благотворитель-волонтер – о том, кто в сложное время жертвует еду, кому действительно необходима продовольственная помощь, и почему принимать в дар еду – вовсе не унижение.

«За все 12 лет работы благотворительного фонда я не чувствовала такой востребованности, как сейчас. Да, определенным категориям людей помощь необходима всегда, на постоянной основе. Но за последние месяцы резко возросло число тех, кто нуждается в поддержке именно сейчас и очень на нее рассчитывает», — уверена президент благотворительного фонда «Дом надежды» Мария Недобежкина.

С начала пандемии в Иванове реализуется проект «Дари еду». Активное участие в нем принимает сеть гипермаркетов, где стоят так называемые корзины помощи, или корзины добра. Каждый может положить в них какой-либо продукт длительного хранения или бытовую химию. Волонтеры формируют из них продуктовый набор и привозят тем, кому эта помощь нужна.

— Кому развозите еду? Как определяете адресатов, нуждающихся в помощи именно в конкретный момент?

— Начну с истории из жизни. В Иванове проживает одинокая женщина, ей нет еще и 65 лет. До пандемии коронавируса она работала в ресторане. Неофициально, без трудоустройства. Но его закрыли, а ей ничего не заплатили, даже последнюю зарплату. Денег для жизни у нее не было. Еще работая в кафе, она пыталась оформить инвалидность. Но не успела. Так и сидела в пустой квартире. Детей у нее не было, интернетом пользоваться она не умела. Мне рассказали про нее соседи. И когда я пришла к ней, то увидела, что человек обрадовался обычным макаронам.

Таких жизненных ситуаций немало. В одном из районов в полуразвалившемся заброшенном доме проживает молодой человек с психическим заболеванием. У него минимальная пенсия, из которой еще вычитают за кредит. Парень поддался на уловки сотрудников магазина, оформил кредит на покупку, которая ему, по сути, оказалась не нужна.

Или вот семья, где растут восемь детей. Да, им оказывает помощь государство, но ее явно недостаточно. У каждого ребенка свои вкусовые предпочтения. Кто-то из детей, например, не ест кашу, кто-то, наоборот, любит исключительно гречку. Да и питание должно быть разнообразным.

Но как обеспечить полноценную еду всем восьми детям, если глава семейства до пандемии работал у частника, а сейчас в этой компании проблемы с выплатой заработной платы? Безусловно, таким семьям очень нужна дополнительная помощь.

— Есть те, кто к вам обращается лично? И как это сделать?

— У фонда есть своя страница в социальных сетях. И большая часть обращений поступают именно оттуда. Только ВКонтакте у нас более 4 тыс. подписчиков. Еще звонят по телефону.

За долгие годы работы в благотворительном фонде я стала психологом. Один раз мне написал мужчина. Это меня удивило, ведь обычно обращаются женщины. Написал: у нас двое детей, нам тяжело, мы хотим продуктовый набор.

Я зашла на его страницу в интернете, а у него — одни игры. Причем, судя по постам, «подсел» он на это дело задолго до коронавируса. Это не стало препятствием, мы, конечно, помогли ему и его семье. Но трудные обстоятельства в жизни, какие бы они ни были, когда бы ни произошли, — не повод опускать руки, пускаться во все тяжкие.

— Важно, наверное, не накормить рыбой, а научить ее ловить.

— Условно всех людей можно разделить на тех, кому реально помощь нужна, и на тех, кто под шумок решил получить ее бесплатно. Воспользоваться ситуацией. Как правило, это люди, которые и до кризиса искали халявы. А при этом есть те, кто о своей нужде не говорят.

Я много над этим думала, и видела, что пользуются. Но я поняла для себя, что не имею морального права разделять людей на тех, кто действительно нуждается, а кто хочет бесплатной помощи, так сказать, за компанию. В жизни все может быть обманчиво.

У человека может быть большой дом, красивая одежда. Можно подумать, что все неплохо, и выжить реально, продав часть имущества – машину, например. Но, вполне вероятно, что эта ситуация выбила у него почву из-под ног, и он не смог сориентироваться. Наши домыслы обманчивы. Даже если чувствую, что человек лукавит, не имею морального права ему отказать. Это моя позиция.

— Как люди принимают продовольственную помощь? Со слезами на глазах? Что удивило или порадовало лично вас?

— Люди всегда благодарны. По их глазам видно, насколько они рады. И сам радуешься вдвойне, понимая, что смог помочь человеку. Это моральное удовлетворение.

Собрать продовольственный набор – задача не из рядовых. Нужно знать адресата, и что именно особенно необходимо этому человеку/семье. Пенсионерам важно, чтобы было растительное масло, банка тушенки, сахар. Многодетным семьям – крупы и сладости, шоколадные батончики, печенье. То есть не просто гречка и макароны, а то, чему бы дети обязательно порадовались.

— Социальные сети облетели самые разные комментарии относительно продовольственной помощи. В частности, люди пишут, что даже в сложные 90-е годы еду не собирали. А сейчас вот стали. Хотя за границей, наверное, это распространенная практика?

— За границей такая форма поддержки есть. Причем там это давняя практика. Почему не сделать нам? Когда человек что-то просит, деньги давать ему страшно: вдруг купить на них алкоголь? А пожертвовать продукты питания – это святое дело для любого человека, я считаю.

Если он не может перевести деньги на операцию, банку-то зеленого горошка можно пожертвовать. Это разумнее в некоторых случаях, чем давать деньги. По поводу финансов больше сомнений.

— Мария, первая волна пандемии в Ивановской области практически сходит на «нет». Рассчитываете продолжить этот проект?

— Да, считаю, что такая помощь не потеряет своей актуальности. Признаюсь, я была скептически настроена, что проект «Дари еду» станет интересен жителям нашего региона, привлечет их внимание. И для меня было приятной неожиданностью, что люди будут класть в корзины помощи продукты, бытовую химию и товары первой необходимости. Все же трудное время, сейчас многие стараются сэкономить, и многие погружены исключительно в свои проблемы.

Тем не менее, раз в неделю, а то и чаще мы собираем по целой тележке продуктов с каждого магазина, участвующего в акции. Однажды увидела, что кто-то положил сразу пять антикризисных наборов. Спросила у работников, не видели ли они того, кто пожертвовал. Рассказали, что это был мужчина около 50 лет. Он пришел в магазин и целенаправленно купил эти наборы.

— Лично я своими глазами наблюдала, как пенсионерка тоже накупила еды на тысячу рублей, и все макароны, масло, консервы и печенье положила в такую корзину помощи. Наверное, немолодым людям проще понять, что для кого-то даже такая помощь будет значима?

— Да, многое зависит от личной позиции человека, его опыта, желание сделать доброе дело. И я хочу сказать спасибо тем людям, которые хоть как-то принимают участие в продуктовой помощи. Не у всех много денег. Но они готовы поделиться – бескорыстно и искренне. А потому заслуживают благодарности. Пандемия и кризис — это время, когда как проявляются все человеческие качества.

Яндекс.Метрика