Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Мы, врачи, все чаще наблюдаем экстремизм со стороны пациентов

Мы, врачи, все чаще наблюдаем экстремизм со стороны пациентов
Фото https://tumentoday.ru/2019/08/23/v-tyumeni-25-letnego-terapevta-budut-sudit-za-smert-pacienta/
Насколько велико горе родителей, потерявших детей, и насколько сильно их желание найти и наказать виновных?

Говорят, что нет ничего страшнее, чем хоронить своих детей. Эта невосполнимая утрата, которая рушит всю дальнейшую жизнь родителей.

Информационным поводом для встречи и беседы с нашим собеседником стал приговор в отношении педиатра Любови Яровиковой, который огласили в Иванове на днях.

Вскоре после визита доктора с 25-летним стажем восьмилетний мальчик умер – на глазах мамы и маленького братика. Участковый педиатр 10-й городской поликлиники не предложила юному пациенту с высокой температурой и сильными болями в животе даже госпитализацию.

Доктору дали 2 года условно и запретили два года заниматься врачебной деятельностью.

Когда доктор может ошибаться и по какой причине? Зачем некоторые родители незаслуженно обвиняют врачей в некачественном лечении? Как общество в целом относится к докторам и почему экстремизм со стороны пациентов становится нормой?

Попробуем разобраться. Собеседник РИА «SM-News» — Николай Егоров, заведующий травматолого-ортопедическим отделением областной детской клинической больницы врач-травматолог-ортопед высшей категории.

— Николай Евгеньевич, начнем с частного случая. Поддержали бы коллегу – педиатра, которая стала осужденной?

— Однозначно педиатр переживает. Она тоже человек. И маму умершего мальчика понять можно. Это страшно, когда погибают дети. Но ситуации бывают разные. Нужно учитывать, в частности, особенности организма ребенка, течение болезни и пр.

И, не буду отрицать, есть промашки врачей. Другой момент: выполнял ли доктор те мероприятия, которые он обязан был выполнить, и при этом развился отрицательный сценарий развития событий. Или он свои обязанности и мероприятия не выполнял?

Если он выполнял все, что требовалось, но при этом случилась трагедия, — это один вариант. И у организма есть свои ресурсы и возможности – скрытые болезни, осложнения и пр. Тогда я не знаю, как такого врача судить.

Но если врач не выполнил то, что должен был, или сделал, но не то, что мы считаем, что он должен был выполнить, то и тут два варианта. Первый: он заблуждался, но хотел помочь, и его знания, возможности позволяли выполнить только это? То есть все же пытался что-то сделать, исходя из своих врачебных и технических возможностей? Тут тоже врача сложно судить.

И второй: он просто халатно отнесся к тому, что должен был сделать. У него для этого были все возможности, но он ими не воспользовался. Просто сидел и ждал. Это уже преступление.

— Невозможно смириться с такой утратой…

— Когда по телевидению рассказывают резонансные истории о покалеченных, погибших пациентах, призывают: ходите и жалуйтесь, пишите, добивайтесь правды. Хотя человека уже не вернуть. Надо смотреть, насколько среди этих жалоб есть реально обоснованные. Не эмоциональные, когда спровоцировали и «накрутили», а действительно правдивые?

Сегодня все чаще медики сталкиваются с таким понятием, как экстремизм и терроризм со стороны пациента. Я не утверждаю, что сплошь и рядом. Но во время пандемии нарастает, как снежный ком.

— Если люди так делают, вероятно, у них есть на то веские причины?

— Или их научили так делать. Мама одного нашего маленького пациента засыпала нас жалобами. В каждой она по фамилиям указывает врачей, которые, с ее точки зрения, поступили непрофессионально. Вместе с ребенком мы отправляли маму на консультацию в Санкт-Петербург, и уже там подтвердили, что как врачи мы сделали все своевременно, грамотно и правильно. Но мама мальчика продолжает жаловаться, потому что ее изначально настроили на это.

— Хочет вас сломить?

— Буду говорить откровенно: воспитание людей в отношении врачей, мягко говоря, не сильно хорошее. Оно формировалось не один год, и не одно десятилетие и до сих пор формируется многими СМИ. И в таких реалиях мы живем.

Доктор Мясников, когда началась тема с коронавирусом, и сотни тысяч людей начали ставить лайки и сердечки докторам, сказал: вы сейчас первый раз повернулись ко врачам лицом. Начали в них замечать что-то положительное. Хотя это те самые врачи, на которых вы писали жалобы еще вчера.

— Видимо, потому, что мы просто испугались за собственные жизни? Человек по своей сути существо очень трусливое. Может, в этом все дело?

— Здесь важно знать и понимать, что сейчас происходит в самом врачебном сообществе. Этика и деонтология (культура общения, должное поведение медицинских работников и пр.) не заканчивается только на уровне того, что я имею право что-то сказать, а что не имею права сказать. Она гораздо шире и объемнее. И у нас, к сожалению, сейчас появилась такая непорядочная каста врачей, которые, пытаясь себя возвысить, заработать дешевый авторитет, очерняют других докторов, своих коллег. А пациенты в их руках только инструмент. При этом они зачастую даже и не подозревают, что их используют в своих целях.

За границей с этим очень жестко: если доктор позволил себе, как ему кажется, конструктивную критику, а по сути – просто грязные высказывания в сторону своего коллеги, то его из врачебного сообщества просто могут выгнать. И он останется один на один, потому что это – как минимум профессиональная непорядочность.

У нас же подобное имеет место быть, причем едва ли не повсеместно.

— Родители ваших юных пациентов жалуются часто?

— Я, проанализировав те жалобы, которые поступают на врачей детского травматического пункта, могу уверенно сказать: в большинстве случаев они не обоснованы. Часто они написаны под воздействием сильных эмоций, например, когда родители обратились к другим докторам, а те специально «накрутили». Сделали это в своих корыстных целых, а вовсе не для того, чтобы помочь разрешить ситуацию или принести пользу маленькому пациенту. Плюсов это не делает никому. А родители и их ребенок в такой ситуации – и вовсе пострадавшие.

Сейчас в обществе в буквальном смысле заварилась «каша». С одной стороны, по центральным телеканалам у нас транслируют интересные, вызывающие уважение и восхищение врачами сериалы «Интерны» и «Склифосовский», которые, по большому счету, к медицине-то вообще не имеют никакого отношения.

С другой стороны, освещают громкие, нашумевшие дела про медицинских работников. Понятно, что когда доктор кому-то не смог помочь, об этом в трубы трубят и бьют в колокола. А про то, что до этого он сто, тысячу человек спас, — не говорят. Не нужно забывать, что мы работаем с человеческими жизнями. В медицине много чего сделано. Но и мы бываем бессильными, например, когда человек получил травмы, не совместимые с жизнью.

— Николай Евгеньевич, дайте рекомендации, что делать, как себя вести человеку, который, как ему кажется, по вине врача потерял родственника, ребенка?

— Честно? Какие советы тут давать очень сложно, потому что можно понять родителей и их утрату, их горе.

— Говорят, надо включить разум. На эмоциях мы делаем очень много ошибок, о которых потом можем пожалеть.

— Эмоции почти всегда мешают. Возьмем конкретную ситуацию, рядовые будни. К нам поступает тяжелый ребенок, и важно оперативно и грамотно определить тактику его лечения. Но родители настолько эмоциональны, кричат на докторов, угрожают, требуют, грозятся «подключить всю элиту города», что просто мешают начать оказывать помощь ребенку. Мы понимаем, что у некоторых стресс, шок, переживания. Между тем, дорога каждая минута. Все внимание мы должны переключить не на родителей, а на пострадавшего ребенка.

Эмоции, во-первых, мешают врачам. А, во-вторых, передаются и юному пациенту. Я не раз наблюдал, когда истерика мам и пап передавалась детям. И прежде чем оказывать специализированную помощь, ребенка приходилось еще какое-то время успокаивать.

— Что скажем родителям?

— Берегите своих детей. Ребенок получил травму, ударился — последствия непременно будут. Просто отложенные. Возможно, не сейчас, а спустя некоторое время.

Если случилось так, что ваш ребенок попал в больницу, возьмите себя в руки. Вместо слез, угроз и истерик постарайтесь настроить ребенка на позитивную волну. Правильный настрой в лечении очень важен: выздоровление идет быстрее, результат лучше.

Пришли к конкретному доктору, доверяйте ему. Врач видит человека во всей его слабости. А значит, обязательно сделает все возможное, чтобы его пациент стал сильнее.

Яндекс.Метрика