Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Россия

Наталья Ковалева: «Много, когда нам приходится воевать и помогать»

Наталья Ковалева: «Много, когда нам приходится воевать и помогать»
Фото youtube.com
Стоя, аплодисментами и словами, что «такого чуткого и ответственного омбудсмена мы больше не найдем», ивановские парламентарии проводили Наталью Ковалеву. Она являлась Уполномоченным по правам человека в Ивановской области пять лет: с февраля 2014-го года по февраль 2019-го.

Но на второй срок избираться на должность омбудсмена не стала. Как призналась в интервью корреспонденту ИА «SM-News», очень большая эмоциональная нагрузка.

«Я человек эмоциональный, все ситуации пропускаю через себя. Особенно тяжело, когда разбираешься в вопросах и проблемах людей из мест лишения свободы, брошенных инвалидов, лиц из числа детей-сирот, одиноких мам».

«Судьба каждого осужденного трагична по-своему»

— Наталья Львовна, говоря об итогах вашей «пятилетки», не хочется задавать вам официально-деловых вопросов. Хочется, что называется, поговорить по душам. Насколько энергетически затратной оказалась для вас работа омбудмена?

— Открытость, неравнодушие – это основные принципы в работе. К Уполномоченному люди приходят, когда уже прошли почти все органы власти разных уровней. Административного ресурса, например, как у прокуратуры, у аппарата омбудсмена нет. Есть только доказательная база. И желание помочь. Уполномоченный – это государственный правозащитник.

Его утверждает областная дума. И он рассматривает жалобы на должностных лиц и на органы власти: от местного самоуправления до высших органов госвласти.
На приеме обычно люди перечисляют ведомства, куда обращались, и где их вопрос решить не смогли. Мы потом с этими органами власти работаем, анализируем их ответы, смотрим, не нарушают ли они действующее законодательство. Бывают случаи, их менее 1%, когда мы людям отказываем в рассмотрении жалобы, потому что нет оснований для отмены ранее принятых решений.

— Каждое обращение, каждая история неповторимы, уникальны в своем роде, и вы их наверняка помните. Ведь их столько было за пять лет!

— Есть очень трагические. Есть со счастливым концом. Конечно, они не забываются. За пять лет я получила 3,2 тысячи письменных обращений. А на личном приеме приняла 2,4 тысячи человек. Всего же мы в аппарате рассмотрели более 11 тысяч жалоб. Треть всех обращений — из мест лишения свободы.
Когда начинала работать, было много обращений из исправительных колоний. В Ивановском регионе три женские колонии, две колонии-поселения, четыре мужские, причем две из них со строгим режимом, где действительно сидят люди с поломанной судьбой, неоднократно судимые. Мы занимались проверкой коллективного обращения осужденных по поводу нарушения режима. И во время этого приема ко мне обратился осужденный.

Он родом из Беларусии, еще подростком попал в колонию. Судьба связала его с городом Иваново. Здесь он уже отбывал срок по четвертой судимости. В общей сложности в местах лишения свободы он провел 19 лет. Пока сидел, у него трагически погибла любимая женщина, и в этом винил себя. Умерла мама, с которой он долгие годы не виделся и так и не смог с ней проститься…

— Чем просил помочь?

— Он потерялся. На момент обращения ему было почти 40 лет. В тюрьму он попал несовершеннолетним, когда еще был Советский Союз. И находился в изоляции, когда шла перестройка, и после нее. Скоро освобождаться, он не является гражданином ни одной страны, нет уверенности, что сможет начать новую жизнь.

По его лицу, поведению, взгляду было видно, что после всех этих событий в его душе произошел надлом. Я увидела в его глазах надежду на новую жизнь, хотя он — рецидивист. Знаете, искренне захотелось помочь. Начали с решения вопроса о гражданстве.

Получив отрицательный ответ из миграционной службы, я лично встречалась с ее руководителем, просила помочь, что называется, по-человечески. И получилось! Осужденный получил гражданство и паспорт РФ, еще будучи в местах лишения свободы. Вообще с этого момента у него в судьбе произошел перелом. После проведенного совместного приема с начальником УФСИН России по Ивановской области Ф. Рубцовым в колонии он уходит на облегченные условия проживания. Через некоторое время его переводят в колонию-поселение. Он адаптируется там. После освобождения переезжает жить в Кинешму к женщине, с которой переписывался. Жизнь его налаживается. Не помоги мы ему в тот тяжелый момент, с большей долей вероятности, человек пропал бы.

— Насколько берут за душу судьбы женщин, оказавшихся в колонии?

— Конечно, они очень трагичны. Опять же каждая по-своему. В одной из колоний ко мне на прием пришла женщина. У нее трое детей, одна девочка инвалид. Эта женщина убила своего мужа после празднования дня рождения этой дочки. Так получилось, что девочек и младшего сына не отдали под опеку бабушки и других родственников женщины. Опекуном стала верующая женщина. Контакт с родной матерью детей она не поддерживала. Видели бы вы реакцию матери, когда привезла ей фотографии детей. Она целовала снимки и плакала, прижимала к груди, целовала и плакала…

К большому сожалению, мы не смогли помочь этой женщине: ее лишили родительских прав. Я ей сказала тогда: вы не должны сдаваться, не опускайте руки, поддерживайте с детьми связь. Ваши дети – ваш стимул к новой жизни. И знаете, уже через год после нашей встречи она, осужденная по статье «Убийство», была переведена в колонию-поселение. Впереди у нее цель – воссоединиться с детьми.

«Чтобы понять проблемы инвалида, надо хотя бы на пару часов стать инвалидом»

— Какие обращения входят в ТОП-3 самых проблемных и острых в Ивановской области?

— Безусловно, реализация жилищных прав. Это актуальная проблема. Поступает очень много обращений по теме социального и пенсионного обеспечения, нарушения права на охрану здоровья и получения медицинской помощи. Особенно, если эти обращения касаются инвалидов.

У нас вообще очень много проблем, касающихся непосредственно этой категории людей. В частности, транспортная доступность, точнее ее недоступность. Это жилищные условия, а точнее их отсутствие для людей с ограниченными возможностями здоровья.

Причем есть такие вопросы, решение которых не требуют больших финансовых вложений, но требуется совершенно другое отношение к этим людям. Видно, чтобы понять проблемы инвалида, надо стать инвалидом.

— Это ваш посыл чиновникам?

— Помню, когда по программе как депутат в 1999 г. прилетела в США, то увидела, что в аэропорту никаких препятствий ни для инвалидов-колясочников, ни для инвалидов-опорников нет. Меня это поразило! Возможно, потому, что там президент Теодор Рузвельт был инвалидом-колясочником?
Если бы наши высокие чиновники часа на два-три стали слепыми, или не слышащими, или передвигающимися на коляске по нашим тротуарам! Думаю, вопросы доступной среды решились бы быстрее.

— Вы общались с большим количеством чиновников. Нашлись те, кто удивил вас своим неравнодушием?

— А знаете, такие были и есть! Глава администрации Тейковского района Светлана Семенова. К ней обратилась местная жительница, инвалид-колясочник второй группы. Она — боец по жизни. Условия, в которых она проживает, не соответствуют условиям проживания инвалида. Чиновник лично выехала к этой женщине, чтобы разобраться в ситуации. Она и к Уполномоченному приехала, когда получила наше мотивированное письмо. Редко вижу, чтобы главы районных муниципальных образований лично проявили участие в судьбе человека, требующего специальной защиты.

— Так удалось помочь обратившейся женщине?

— Ее вопрос решается. Когда мы приехали к ней, я была поражена условиями ее проживания. Конечно, они не для инвалида-колясочника. С 2012 г. является инвалидом-колясочником бессрочно. Она с 2016 г. не осматривалась врачом-хирургом по профилю заболевания, так как врач-хирург в с. Нерль отсутствует три года. Не проходила комплексного лечения в стационарном учреждении. Что получается? Когда группу инвалидности дают на год, человек должен пройти всех врачей и подтвердить ее. А если получил бессрочно, он предоставлен самому себе. А если инвалид первой группы, лежачий? Жди, когда к тебе придут врачи.

Эту проблему мы с аппаратом решили поднять перед региональным департаментом здравоохранения. Обратились с предложением направить ее на стационарное лечение в госпиталь.

— Что вам ответил департамент?

— Сначала получила ответ, что она не сердечник, потому на постоянном учете не стоит. И вообще, она уже получила инвалидность. Но ведь ее состояние здоровья не улучшится, если она получила инвалидность. Надо же его поддерживать.

Это очень серьезная проблема. Инвалидность бессрочно – это как крест на человеке. В Ивановской области около 93 тысяч инвалидов, из них 40 тысяч чел.– инвалиды первой и второй групп. Причем только часть из них бессрочно. Наверное, мы можем взять их состояние здоровья под особый контроль? Это необходимо сделать.

«Мы не вмешиваемся в следствие, принятые судебные решения, но и нарушать права граждан не должны допускать»

— Наталья Львовна, на незаконные действия или бездействие сотрудников полиции, следователей, на решения судей часто жалуются?

— Очень много обращений по соблюдению гражданских и личных прав людей со стороны правоохранительных органов. К нам приходят жители и жалуются, что не возбуждается уголовное дело. Или дело возбудили, но ведут его, спустя рукава, или нарушая установленные Уголовно-процессуальным Кодексом сроки. По этой теме мы специально проводили экспертный совет при Уполномоченном по правам человека. Коллегиально с участием представителей других ведомств рассматривали вопрос о разумных сроках досудебного производства как конституционного права граждан на доступ к правосудию.

У аппарата Уполномоченного, повторю, нет административного ресурса. Никакого. И я как омбудсмен очень часто обращалась за консультацией и помощью в прокуратуру, у которой административный ресурс есть.

— Какое дело вам запомнилось больше остальных?

— Мы долго занимались нашумевшим резонансным делом одного несовершеннолетнего подростка из г. Родники, подозреваемого в убийстве девушки. К нам обратилась его мать по вопросу отстранения ее от участия в уголовном деле в качестве законного представителя.

Следователь не позволял встречаться подозреваемому парню с родителями. Да, он имеет право принять такое решение. Но ведь подросток несовершеннолетний, к тому же попал в экстремальную ситуацию. Мы бились долго. В итоге мать в мае 2018 г. была допущена к участию в деле в качестве законного представителя.

Но на этом история не закончилась. За четыре дня до исполнения молодому человеку 18 лет, когда он находился в СИЗО, через полтора года после убийства девушки, семью неожиданно ставят на учет как неблагополучную. И снова Уполномоченный рассматривает это вопрос. Семью снимают с учета.

Мы не вмешиваемся в следствие. Возможно, молодой человек и виновен. Но очень много моментов, когда нам приходится, образно говоря, воевать и помогать. Нарушение права не должны допускать. Полтора года, как он мог находиться в СИЗО, прошли. Его освободили из зала суда. Молодой человек учится в колледже, в Иванове. Но, как выяснилось, не может выезжать на занятия, потому что следователь принял решение о его невыезде за пределы города Родники.

Что касается судебных решений, то к Уполномоченному обращались люди, не согласные с судебным решением. Но омбудсмен не имеет права вмешиваться и тем более влиять на судебные решения.

«Поставь себя на место того, кто пришел к тебе за помощью»

— Наталья Львовна, в аппарате Уполномоченного по правам человека в Ивановской области пять человек, из них два юриста-консультанта. К решению многих вопросов подключались исключительно они. А когда в ситуацию вмешивались лично вы? Когда это нужно делать и высоким чиновникам?

— За пять лет, как уже говорила, к Уполномоченному поступило 3,2 тысячи писем. И каждое мною прочитано. Ни одна история и судьба, что называется, не прошли мимо. Но из всего потока обращений ты чувствуешь, видишь, где нужно именно твое присутствие. Где именно твой статус поможет решить вопрос.
Хорошо понимаю чиновников: весь поток жалоб, который поступает главам районных образований, невозможно решить с их личным участием. Но есть ситуации, когда высокому чиновнику просто необходимо лично вмешаться и помочь.

— Напутствия вашему преемнику.

— Даже если в правовом аспекте по законодательству обратившемуся человеку помочь невозможно, и придется отказать, всегда говорю сотрудникам аппарата: давайте посмотрим вместе, может, еще что-то найдем, за что можно зацепиться. Если видишь, что человек попал в экстремальную ситуацию, но его право по действующему законодательству не нарушено, необходимо все равно искать возможности ему помочь. Надо поставить себя на место этого человека. Именно так нужно рассматривать вопрос омбудсмену.

Яндекс.Метрика