Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Аналитика

Патовая ситуация

Патовая ситуация
Фото arhangelsk.bezformata.com
Как ивановцы вытаскивают с того света детей с онкологическими заболеваниями

Сколько юных пациентов готово принять паллиативное отделение в Иванове? Как родителям пережить трудный период? Где найти поддержку и силы? Как справиться с болью от потери ребенка?

Заняться изучением проблемы детских раковых заболеваний корреспондента РИА «SM-News» подтолкнула история одной семьи из небольшого города в Ивановской области.

Убежать от рака в коронавирус в Китай

Три года подряд 12-летняя Ксения Кузнецова из Родников борется с раком крови. Лейкоз – заболевание коварное. Девочка выдержала несколько тяжелейших курсов химиотерапии. Ей дважды пересаживали стволовые клетки. Но болезнь и не думает уходить.

Родители приняли решение – вести ребенка на Car-t терапию в клинику в Китай. Несмотря на коронавирус, ограничения и карантины, с ним связанные.

Деньги собирали всем городом. Шаг за шагом. Мамы девочки рассказывает об этом на своей странице ВКонтакте.

«15 февраля мы вылетаем на лечение. Хочу еще раз поблагодарить всех. Спасибо, что вы с нами! Счет за лечение оплатили, билеты купили. Это благодаря вам. Но сбор на лечение остается открытым. Нам по-прежнему нужна ваша помощь. Ксюша крещеная. У кого есть возможность, прошу молиться о здравии болящей Ксении».

Выбраться из Китая в связи с ситуацией с коронавирусом в мире оказалось не так просто.

«Доктора более-менее стабилизировали состояние Ксюши. Она все еще под кислородной маской, но в целом ее состояние гораздо лучше. Улучшения не постоянны, и в ближайшее время нужно начинать дальнейшее лечение, а точнее — химиотерапию. Время идет, а начинать лечение здесь очень-очень дорого. Каждый день пребывания в госпитале стоит около 50 тыс. рублей. Даже с вашей поддержкой мы не сможем потянуть дальнейшее лечение за границей. В России те же самые препараты – но бесплатны. Поэтому доктора оттягивают начало лечения и просто стабилизируют состояние для перелета.

Сейчас в консульстве занимаются разработкой маршрута для нашего возвращения домой! Уже знаю, что за реаниамобиль от госпиталя до аэропорта с сопровождением и оборудованием нам необходимо заплатить около 300 000 рублей!!! Остальные затраты напишу позже, потому что сама еще не знаю. Лишь бы получилось улететь. Все прямые рейсы из Пекина отменили уже. Консульство ищет выходы».

Страшные цифры

Выкарабкаться из безвыходной ситуации, когда шансов, веры, надежды в лучшее и моральных сил уже не осталось, могут далеко не все.

Обратимся к официальной статистике. В 2019 году в Ивановской области выявили 5,3 тысяч новых случаев онкологических заболеваний. Рост к предыдущему году составил 2,9%. Дети составляют 0,5% от общего числа заболевших.

«Паллиативное отделение для детей на 10 койко-мест действует в составе 1-й городской клинической больницы. Помощь больным в данном отделении направлена на улучшение качества жизни пациентов, предотвращение и облегчение страданий, лечение боли и других физических симптомов, а также оказание психосоциальной и духовной поддержки больным и их родственникам», — уточнили в департаменте здравоохранения Ивановской области.

К слову, детский омбудсмен Татьяна Океанская посетила паллиативное отделение для детей. Оно расположено на базе ивановской городской больницы № 1.

Весь март в российских регионах проводили исследование в рамках проекта «Повышение качества паллиативной помощи детям за счет внедрения системы мониторинга, развития социального партнерства в интересах детей и укрепления сотрудничества экспертного сообщества и Уполномоченных по правам ребенка», чтобы повысить качество оказания помощи умирающим детям.

Принято считать, что в данном виде помощи нуждаются только дети с онкологическими заболеваниями в терминальных стадиях. Хотя это не так. Онкологические пациенты в паллиативных отделениях составляют около 20%. Помощь нужна и детям, у которых, что называется, еще не все потеряно, и есть шанс победить болезнь.

«По действующим нормативам, на 50 тысяч детей в городе и 20 тысяч детей в сельской местности необходим один врач педиатр выездной патронажной службы. Но в амбулаторных организациях отдельных паллиативных бригад сегодня почти нет. Помощь можно получить только в 1 ГКБ в детском паллиативном отделении. Только в отделении всего десять коек», — на правах анонимности рассказал педиатр.

«Паллиативное отделение при 1 ГКБ обеспечено, как того требуют стандарты. В нем организовано проживание ребенка с родными и без родных. Дети на колясках могут свободно перемещаться между помещениями и по коридорам. Организовано посещение юных пациентов родственниками», — отметила Татьяна Океанская.

Чисто внешне и визуально претензий, одним словом, нет. Однако вопрос психологического состояния родителей, чьи дети пребывают в паллиативном отделении, — отдельная тема для разговора. И мы ее затронем.

Отставить отчаяние

Как самим родителям выжить в ситуации, когда любимое чадо погибает на глазах? Дать некоторые рекомендации корреспондент «SM-News» попросил эксперта – педагога-психолога Надежду Моторину.

«Болезнь ребенка — это испытание для всех членов семьи. Изменения касаются всех сфер жизни. Меняется режим, порядок, традиции и даже отношения. В этот период как никогда важно сохранить мир и согласие.

Первое и очень важное в любой критической ситуации — это принятие. Необходимо принять то, что произошло и направить все усилия на борьбу с болезнью. Отчаяние — это плохой советчик. Мобилизация сил и трезвая оценка ситуации — это залог взвешенных решений, которые позволят стать на шаг ближе к выздоровлению.

Во-вторых, важно поддерживать благоприятный эмоциональный фон. Всем членам семьи в непростой период важна поддержка.

В-третьих, это выбор стратегии взаимодействия с ребенком, которому необходимо пережить множество медицинских манипуляций. Тут нет общих рекомендаций. Все зависит от индивидуальной переносимости неприятных процедур, болевого порога, эмоциональной стабильности и возрастных особенностей ребенка. Если родители сомневаются, не знают, как объяснить ребенку то, что происходит, — лучше обратиться к специалисту», — говорит Надежда Моторина.

Не менее, а, возможно, даже более тяжело родителям после смерти ребенка. Здесь помощь психолога, а скорее, психотерапевта уже жизненно необходима.

«Возможно, сам родитель и пытается выбраться из состояния подавленности и депрессии. Но, как показывает практика, обычно впадает в крайности: пристращается к алкоголю, или ударяется в веру. Поддерживающая психотерапия должна длиться не месяц, а не год, а гораздо дольше, чтобы не случилось срывов и трагедия», — уверена психотерапевт Екатерина Лукашева.

Яндекс.Метрика